Самобичевание убивает нас

Самобичевание вас парализует, деморализует и убивает, а обвинение других приводит к бесконечной войне с тем, кто вам не нравится. В обоих случаях ваши негативные мысли заполняются всеми когнитивными искажениями, которые мы обсуждали в главе 1. Различие лишь в том, что, когда вы обвиняете себя, искажения направлены против вас, а не против других людей.

Я поинтересовался, заметила ли Кристина какие-либо искажения в своих мыслях — «Я неадекватна» и «А что, если меня уволят?». Она удивилась, обнаружив, что ею овладели ложные позиции: Все или Ничего, Преувеличение, Мысленное Отфильтровывание, Недооценка Положительных Черт, Эмоциональное Умозаключение, Скрытые Обязательства, Навешивание Ярлыков и Самобичевание. Сказав себе, что близка к увольнению, она оказалась в позиции Предсказания. Она поняла, что ее мысли о коллеге содержали те же ложные позиции. Я спросил Кристину, могла ли она справиться со своими негативными мыслями. Например, были ли доказательства, что она неадекватна как врач или близка к увольнению, если не учитывать критику ее методов лечения Мануэля? Она признала, что за восемь лет работы в клинике это был единственный случай критики ее работы и что отношение к ней пациентов и коллег всегда было превосходным.

Кроме того, я спросил у нее, бывает ли ей тяжело, когда какой-нибудь больной плохо поддается лечению, и она ответила, что все врачи в их отделении имеют особенно трудных пациентов. Я поинтересовался, насколько она верит в свою профессиональную несостоятельность и в то, что ее могут уволить. Она ответила, что ее негативные мысли были необоснованны и больше не казались ей правильными.

Чтобы убедиться, что Кристина действительно осознала это, я предложил ей сыграть роль ее негативного внутреннего голоса и попытаться заставить ее почувствовать раздражение, неадекватность и огорчение. При этом она могла бы сыграть роль более объективного, позитивного, довольного собой голоса. Этот прием я называю Экстернализация (или воплощение) Голосов. Это один из наиболее мощных приемов для изменения негативного мышления на инстинктивном уровне. Вот какой у нас получился диалог.

Дэвид: Кристина, я тот голос в вашей голове, от которого вы чувствуете себя мерзко, и я хочу напомнить, что ваше лечение Мануэля совершенно бесполезно и неэффективно. По сути, вы зря потратили на него целых полгода. Вы совершенно ни на что не годный врач.

Кристина: Это странно... Да, у меня ничего не получается с Мануэлем, но, кроме этого больного, у меня много пациентов, которым я действительно помогла.

Дэвид: Да, но коллеги слышали критику вашего метода лечения Мануэля, и скоро новость о том, что вы плохой специалист, распространится по всей клинике, и вас уволят.

Кристина: Как это ужасно... Я проделала огромную работу в клинике. В последние восемь лет у меня была превосходная репутация. У многих моих коллег тоже случаются неудачи с пациентами. Но, если меня уволят, что почти исключено, это, может быть, и к лучшему — в частной практике я могла бы добиться гораздо большего!

Дэвид: Это возможно, но у вас есть основания возмутиться замечанием психиатра в ваш адрес. Он — сущее ничтожество и не имел права так разговаривать с вами.

Кристина: Хотелось бы, конечно, чтобы он выражался более деликатно, но в основном он совершенно прав. Я потерпела полное фиаско с Мануэлем.

Он отличный манипулятор, и ему ничуть не лучше. Похоже, он больше заинтересован в рецептах на наркотики и транквилизаторы, а также в получении инвалидности, чем в выздоровлении. Возможно, следует обратиться к коллеге за советом о том, что делать в этой ситуации.

Кристина почувствовала облегчение. Во время ролевой игры она стала шутить со мной и призналась, что чувства вины, раздражения, депрессии и обиды исчезли почти полностью. Затем мы обсудили, как ей наладить отношения с коллегой и добиться сотрудничества и уважения с его стороны.

На следующий день Кристина обратилась к своему коллеге со следующими словами:

— Я много думала о том, что вы сказали о бесполезности лечения Мануэля. Поначалу я даже расстроилась: очень уж резко вы меня раскритиковали... Если честно, я даже возмутилась и обиделась. Но потом, хорошенько обдумав ваши слова, я поняла, что вы абсолютно правы. У меня действительно проблема с этим пациентом. Мануэль отлично умеет манипулировать людьми, и у него нет никакого улучшения. Я усомнилась в его мотивации. Не могли бы вы посоветовать мне, как обращаться с ним дальше? Мы с вами работаем вместе, и ваша помощь мне очень нужна.

Кристина рассказала, что коллега был растроган ее словами. Он признался, что тоже не совсем понимал, что делать с Мануэлем, извинился за резкий тон и сказал, что всегда восхищался Кристиной. Кристина рассказала мне, что в конце их разговора она почувствовала, что нашла нового друга и союзника. Несколько недель спустя они решили вместе вести группу пациентов, которая впоследствии стала самой успешной программой их клиники.

© 2008-2010гг. Все права защищены allhoroscope.ru